«Подростковый возраст — это новое рождение»*

Статьи и сводки о подростковых суицидах, появляющиеся время от времени в интернете, вызывают эмоциональные и противоречивые реакции и провоцируют горячие дискуссии в социальных сетях и СМИ. Это естественно — смерть, особенно добровольная, относится к табуированным темам, а применительно к молодым людям и детям пугает.
Между тем, риск суицида в подростковом возрасте, действительно, высок. Так же, как риск самоповреждений, психотических срывов, побегов из дома, попадания в потенциально опасные для жизни и здоровья ситуации и т.п. Искать причины этих феноменов во вне или списывать любую странность на “гормоны” бесполезно и даже контрпродуктивно, потому что, во-первых, может усилить те факторы, от которых подросток зачастую и страдает больше всего — грубый контроль, игнорирование внутреннего мира и, как следствие, отсутствие помощи в том, чтобы понять и выразить обуревающие чувства. Во-вторых, такое поверхностное объяснение проблем лишает многих возможностей с ними справляться. 

Что же можно сделать, если посмотреть на подростковый возраст с точки зрения психологических изменений и вызовов?

Есть более или менее универсальный ответ на этот вопрос — интересоваться. Как смыслом подросткового возраста, так и своим собственным ребёнком (внуком, племянников, крёстным, учеником — для подростка важно отношение других взрослых, не только родителей). С первым справиться при желании несложно — книг и статей на эту тему множество1. Также полезно вспомнить свой опыт, но не стоит его слепо переносить на своего ребёнка — его опыт может и будет отличаться от опыта родителей.
Что касается интереса к самому ребёнку, здесь важно не попасть в или начать выбираться из ловушки, в которую попадают многие или даже большинство родителей. Они полагают, что интерес — это вопросы об оценках, о том, покушал ли ребёнок, убрался ли в комнате, во сколько вернётся домой и кем работают родители его друга. В более крайних случаях в это понятие включают также обыск сумки и карманов, проверку содержимого компьютера и чтение личного дневника. Однако то, что здесь перечислено — это проявления контроля, который помогает успокоить свою собственную родительскую тревогу. В ряду основных задач подросткового возраста — обрести свою собственную личность, а вместе с ней своё место в социуме за пределами родительской семьи, половую и сексуальную идентичность, способность устанавливать связи с другими людьми. То есть подросток постоянно занят ответом на вопрос “кто я?” вне отношений с родителями, он обнаруживает себя, свои мнения, свои собственные идеалы и ценности, вкусы, даже свою внешность. Этим и необходимо интересоваться — серьёзно, без снисходительности, как если бы это был ваш близкий друг. Как он относится к такому-то преподавателю? Чем ему нравится именно эта музыка и эта поп-звезда на постере? Какие чувства вызывает у него эта песня? Что любит его лучший друг? Что он думает о том фильме, об этой книге? Вопросы могут быть разными, важна внутренняя установка родителя — серьёзное любопытство к тому человеку, которым становится его ребёнок.

Начинать, однако, как обычно, стоит с себя и желательно намного раньше — если вы сами умеете делиться своими чувствами по поводу различных явлений и событий (а не только фактической стороной вещей), своими мнениями, переживаниями по поводу отношений с коллегами и друзьями, спрашивать совета, то и подросток сможет говорить с вами открыто и не боясь отвержения или насмешки. Если же дома не принято так общаться, ребёнок с большой вероятностью будет расти с впечатлением, что его откровенность здесь неуместна, не будет воспринята и тем более понята, а следовательно, он сам как отдельный человек, а не функция ребёнка, не важен, не нужен, не ценен. Но даже в этом случае он, скорее всего, не единожды сделает попытку поделиться с вами сокровенным — надежда наших детей найти человеческое в нас куда больше, чем наша собственная. Не спешите отмахиваться, поучать, говорить “ты ещё маленький”, “рано об этом думать” или “вырастёшь — поймёшь”, даже если вам неловко, стыдно и непонятно, как ещё можно отреагировать. Не спешите, просто послушайте, попросите сказать больше.

Что ещё необходимо и просто предпринять? Предоставить пространство. В идеале у подростка должна быть своя комната с непрозрачной дверью, которая закрывается на ключ. Если комнат в квартире недостаточно и подросток спит и живёт в одном помещении с кем-то ещё, можно поставить ширму, заглядывать и заходить за которую остальные будут с разрешения подростка. Почему это важно? Дело в том, что ещё одна задача, которой поглощён подросток, даже и не осознавая этого — внутренне отделиться от родителей. Отделиться — не значит бросить. Это значит обрести свои собственные качества, желания, мнения, способность любить близкого человека, но не растворяться в нём. Ребёнок делает маленькие шаги к своей отдельности в течение всей жизни — когда перестаёт быть грудничком, начинает ползать, ходить, говорить, впервые противоречить.. Подростковый возраст не завершает этот процесс — будет ещё поступление в ВУЗ и/или первая работа, переезд в отдельное жильё, женитьба, рождение собственного ребёнка, — но является очень важным этапом. И конфликтным — непреодолимая сила взросления борется внутри подростка с сильным неосознаваемым страхом покинуть родителей и быть ими покинутым. Если ребёнок идеализирует родителей, какими бы они ни были, наделяет их почти божественными способностями, то подросток начинает видеть в них людей — со своими странностями, возрастом, внешностью, несовершенством. Он неизбежно разочаровывается и не желает этого. Ему нужно установить физическую и психологическую дистанцию с родителями, которая позволила бы ему не потерять ни себя, ни их. Поэтому ему нужно своё место в доме. И поэтому же не нужно читать дневники, рыться в сумках, читать телефон, врываться в комнату — в этом случае сила действия породит противодействие в виде агрессии (вербальной, а в тяжёлых случаях и физической) в сторону родителей или аутоагрессии, ведь что хочется делать в слишком тесной толпе? Отпихиваться (агрессия) или сбежать (аутоагрессия, депрессия, уход в интернет).
Это же верно для других членов семьи — двери в туалет, ванную и спальни должны закрываться. У каждого должно быть право (а в иделае и желание) иногда уединиться.

Некоторых родителей пугает идея о том, что какая-то часть жизни подростка будет им недоступна и, например, они настаивают на открытой двери в комнату, мотивируя это соображениями безопасности. Действительно, не стоит забывать, что у подростков ещё не вполне сформировано чувство опасности и недостаточно навыков, чтобы постоять за себя в некоторых ситуациях. Но это скорее касается поздних прогулок, одиноких путешествий и тому подобного. Если же родителям кажется, что стоит оставить подростка одного, как он начнёт вредить себе, в них с большой вероятностью говорит их собственная неосознаваемая тревога, связанная с сепарацией и страхом покинутости.

Если же родителям или другим близким взрослым кажется, что подросток уже вредит себе или может навредить — например, они замечают порезы у него на руках, резкую и продолжительную смену настроения, потерю интереса к жизни, апатию или, наоборот, сильную ажитацию, — об этом необходимо поговорить.
Франсуаза Дольто2, знаменитый французский психоаналитик, пишет: “Число детей в состоянии депрессии, которые хотят умереть, куда больше, чем обычно думают: у них просто нет возможности проговорить то, что их волнует (…) Подростки нуждаются в молчаливом слушателе, который не бросит им их же слова обратно и о котором они знают, что тот их любит, понимает, как они страдают, потому что это время страдания, ибо происходит мутация”. В жизни подростка, действительно, что-то должно умереть, уйти и появиться в новом качестве, но в символическом смысле — невинное детство, прежние образы родителей и себя самого, представления о мире. Но подростки (да что там — и многие взрослые) порой не вполне различают символический уровень и буквальный, и могут задумываться о самоубийстве. Психологов учат, что в случае подозрения о суицидальных намерениях, нужно спрашивать о них клиента прямо. То же справедливо и для подростка. “Ты думаешь о самоубийстве? Ты хочешь умереть? Как давно ты думаешь об этом? Почему?” Прямые вопросы, вопреки распространённому страху, не сподвигнут на активные действия, наоборот — откроют то самое символическое пространство, в котором можно фантазировать и говорить о тяжёлых раздумьях, а не импульсивно действовать. Важно, однако, чтобы собеседник, как пишет Дольто, “не бросил слова обратно” — то есть не пугался чрезмерно и не гневался, не восклицал “да что ты такое говоришь! как ты можешь!”, а был способен продолжать слушать и помогать говорить. Если родители боятся, что им не хватит самообладания для такого разговора, можно обратиться к психологу.
Что касается порезов, то они могут быть как попыткой взять под контроль невыносимую душевную боль, так и способом утвердить свою власть над телом, проконтролировать хотя бы эту часть своей жизни. Лучше обратиться к психологу, если вы заметили их на руках у подростка — возможно, это поведение пройдёт само, когда подросток овладеет другими способами справляться с эмоциями и, повзрослев, получит больше контроля над своей жизнью, но иногда это может быть знаком более серьёзных состояний.

Также важно помнить о том, что социальная жизнь выходит для подростка на первый план. Мария Монтессори, врач и автор известного педагогического метода, писала: «Если в физическом смысле пубертат — это переход от инфантильного к взрослому состоянию, то в психологическом смысле это переход от ребёнка, который живёт в семье, к человеку, которому нужно жить в обществе. Это две потребности подростка: в защите на время физической трансформации и в понимании общества, в которое он вот-вот вольётся, чтобы играть свою роль как человек»3.
То, как его или её воспринимают друзья и, особенно, противоположный пол, становится очень значимым — настолько, что можно произойти откат в других сферах жизни, например, в учёбе. Можно сказать, что нормальным, хорошим исходом подросткового возраста является способность — пусть ещё незрелая — дружить и влюбляться, получая удовольствие и от того, и от другого, а также обрести желание занимать определённое место в социуме и некоторое представление о том, что за место это могло бы быть. В зависимости от предыдущего жизненного опыта и личных особенностей, подростки по-разному обходятся с этой задачей. Выше уже упоминалось, что подросток может “уйти” в интернет в силу нехватки личного пространства, но это может быть связано и со сложностями в установлении отношений со сверстниками, в реализации желаний, которые направлены на другого человека. Например, если ребёнок, как принято говорить, “стеснительный” (за этим распространённым понятием могут стоять самые разные сложности в контакте с людьми), социальные сети, форумы, блоги, игры могут быть единственным доступным для него способом преодолеть изоляцию.

Как бы там ни было, родителям не стоит недооценивать важность общения для подростка и уважать его чувства, о которых он, возможно, решится рассказать. Если конфликты, ссоры, симпатии, влюблённости покажутся взрослым наивными, странными или не заслуживающими внимания, стоит вспомнить, как их ребёнок когда-то учился ходить — его первые шаги были неуклюжими, часто неудачными, но никому ведь не приходило в голову думать, что происходит нечто не значимое, высмеивать малыша, наоборот, обычно родители умиляются и поощряют его. То же происходит и с отношениями — подросток делает шаги в социум, которые, несмотря на неловкость, крайне ценны. Уже нет нужды им умиляться, но было бы хорошо принять факт, что они необходимы и по определению не могут быть сразу же совершенными. И прежде, чем поучать с высоты опыта, критиковать или запрещать что-то, попробовать понять, какими потребностями и сложностями обусловлен выбор того или иного друга или способа коммуницировать.  

Эти четыре момента, конечно, не охватывают и малой доли того, что может происходить с подростком и озадачивать родителей — индивидуальность каждого члена семьи, помноженная на индивидуальные обстоятельства жизни, предшествующие и сопутствующие подростковому возрасту, делают невозможным написание кратких и полных инструкций. Но, может быть, они помогут начать мыслить о подростковом возрасте, не боясь его и не воспринимая лишь как бессмысленное и досадное препятствие.

*Грэнвилл Стэнли Холл, американский психолог.

1 Например: Януш Корчак “Как любить ребёнка”; Франсуаза Дольто “На стороне подростка”; Млодик И. “Книга для неидеальных родителей, или Жизнь на свободную тему”.

2 Франсуаза Дольто «На стороне подростка»

3 Мария Монтессори «From Childhood to Adolescence».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *