Джеймс Холлис, цитаты, miscellaneous

«…при взгляде на простор океана что-то откликается у нас внутри. Это вступает в резонанс с его вселяющей трепет глубиной наша внутренняя, столь же безмерная глубина».

«Доверие и предательство — это две неизбежные противоположности … Без доверия нет глубины; без глубины нет настоящего предательства».

«Сомнение — это форма изначальной веры. Наша единственная возможность остаться верными таинству таинств — сохранить неоднозначность».

«Связанные с сердцебиением космоса, жаждущие удовлетворения всех своих потребностей в теплом, влажном мире материнской утробы, мы неожиданно для себя оказываемся ввергнутыми в мир холодной планеты, которая, вращаясь вокруг своей оси, падает в пространстве и времени».

«Наша психика использует депрессию, чтобы привлечь наше внимание и указать нам на то, что где-то в глубине нас кроется ложь».

«Чарльз Калеб Колтон заметил: «Скука создала больше азартных игроков, чем жадность, больше пьющих, чем жажда, и, наверное, столько же самоубийств, сколько отчаяние».

«Тревога — это цена билета на жизненное странствие; нет билета — нет странствия; нет странствия — нет жизни».

«Мой аналитик однажды сказал: «Вам следует превратить свои страхи в программу действия»».

«Мужество — это не отсутствие страха. Это ощущение того, что есть нечто более важное, чем то, что вызывает v нас страх».

«…осознав, что мы являемся хрупкими созданиями, цепляющимися за эту вращающуюся планету, падающую в бесконечном космосе и вместе с этим испытывающими благодарность за наше участие в этой великой круговерти,— мы делаем огромный шаг к свободе личности».

«Работа с комплексом в чем-то напоминает попытку освободить старую лошадь, вращающую мельничное колесо. Всю свою жизнь, круг за крутом и день за днем, она изо всех сил вращала тяжелый мельничный жернов. Мы ее распрягли, прочли ей декларацию о правах трудящихся, а проснувшись на следующее утро, увидели, как эта старая кляча снова ковыляет по той же колее».

«Мы никогда не сможем выйти за границы прошлого, пока не сможем выдержать страдания и сказать: «Я — не то, что со мной случилось, а тот, кем я стал по своему выбору».

(с) Дж. Холлис «Душевные омуты»


«Восемь сокровенных мужских тайн
1. Жизнь мужчины, как и жизнь женщины, во многом определяется ограничениями, заложенными в ролевых ожиданиях.
2. Жизнь мужчины в существенной мере управляется страхом.
3. Феминность в мужской психике обладает огромной властью.
4. Мужчины хранят молчание с целью подавить свои истинные эмоции.
5. Травма является необходимой, так как мужчины должны покинуть мать и психологически выйти за рамки материнского.
6. Жизнь мужчин полна насилия, так как насилию подверглась их душа.
7. Каждый мужчина очень тоскует по отцу и нуждается в общении со старейшинами своего сообщества.
8. Если мужчины хотят исцелиться, им следует мобилизовать все свои внутренние ресурсы, восполнив то, что они в свое время не получили извне».

«Выступая перед женской аудиторией, которая часто задаёт мне вопросы, связанные с мужской психологией, я говорю: представьте себе, что вы утратили контакт с той внутренней, инстинктивной силой, которую всегда считали и своим истинным спутником, и проводником к вашей сущности. Ещё представьте, что вы потеряли всех близких друзей и подруг, с которыми могли поделиться своими проблемами».

«Приверженность психологии мачо прямо пропорциональна мужскому страху, и, если испуганные мужчины собираются вместе, они становятся источником насилия и таким образом позволяют излиться наружу своей подавленной фемининности».

«Мужчина-мачо остаётся маленьким мальчиком, как и мужчина, который ждёт, что женщина станет для него матерью».

«Мужчина, фантазирующий о том, что жена бросает его и уходит к другому, мужчина, отыгрывающий свое амбивалентное отношение к близкому человеку, мужчина, срывающий злость на жене, которая не проявляет к нему нужного внимания, мужчина, звонящий по телефону жене с каждой автобусной остановки, контролирующий доходы и расходы, заявляя, что она ничего не понимает в финансах, мужчина с постоянно блуждающим взглядом, унижающий женщин и нападающий на гомосексуалистов, мужчина, пытающийся доставить удовольствие партнеру за его счет,- все эти мужчины еще не покинули родительский дом. Все они по-прежнему находятся в связке мать-сын, не соприкоснувшись со своей душой».

«Избитый мужчина с избитым внутренним ребенком может только избивать других, так как ему никогда не хватает терпения, чтобы рассказать о своей боли».

«Готовность женщин (которая обычно отсутствует у мужчин) рисковать раскрытием своей внутренней истины, вероятно, означает, что они чувствуют себя менее отчужденно. Согласно моим наблюдениям, женщины гораздо лучше переносят развод и потерю супруга, чем мужчины. Возможно, они ощущают себя менее покинутыми, ибо за это время научились устанавливать связь со своим внутренним миром. Совершенно точно можно сказать, что им проще найти поддержку у своих друзей и подруг. После развода или смерти супруги или подруги мужчина чаще перестает следить за своим здоровьем и впадает в депрессию, сидя в темноте с бутылкой или у экрана телевизора. И гораздо чаще он начинает суетиться, чтобы как можно скорее найти ей замену, лишь бы избежать одиночества».

«Хотя современный мужчина может иметь шикарную машину, стоящую в подземном гараже его дворца, стены которого украшены трофеями, свидетельствующими о его победах на рынке товаров и услуг, он интуитивно ощущает свою внутреннюю пустоту, свою боль, свою неизлечимую рану. Каким бы грандиозным ни выглядел построенный им замок, какими бы крепкими ни казались возведенные им защиты, он знает, что господствует над пустотой, а его владения — эмоциональная пустыня».

«Это генетическое вращение рулетки сконструировал тот же бог, которому поклоняются фундаменталисты, заменяющие любовь страхом и притеснением. Гомосексуалисты могут иметь такое же сердце,такую же душу и такое же мужество, чтобы идти в бой, как и их гетеросексуальные братья. Наступило время выйти из убежища мачо и назвать реально существующую проблему: мужчина испытывает страх перед теми, кто служит воплощением их непрожитой жизни. Врагом является не отличающийся от меня гомосексуалист, а страх, что мы не такие, какими заставляет нас быть патриархальность».

«Мужская гиперкомпенсация зависимости в образе одинокого степного скитальца, воплощенного на экране Джоном Уэйном или Клинтом Иствудом, отдает патологией: это может подтвердить каждый, кто находился в обществе такого человека. Мужчины должны принять свою потребность в заботе и внимании. И независимо от того, в ком они видят источник внимания и заботы — в женщине или другом мужчине, им следует признать, что прежде всего они сами отвечают за то,чтобы себя прокормить и о себе позаботиться. Тогда у них появится соответствующее отношение и к страху перед другими людьми, и к потребности в них».

(с) Дж. Холлис «Под тенью Сатурна»


«Многие относятся к жизни как к роману. Мы пассивно перелистываем одну страницу за другой, предполагая, что на последней странице автор скажет нам, о чём всё это было. Как однажды сказал Хэмингуэй, если герой не умирает, автор просто ещё не закончил рассказ. На последней странице мы умираем, с или без просветления».

«Способность расти зависит от умения интернализировать и брать на себя личную ответственность. Если мы видим жизнь только как проблему, созданную другими, которая должна быть «решена», изменения не произойдут».

«Герой в каждом из нас должен ответить на призыв индивидуации. Мы должны отвернуться от какофонии внешнего мира, чтобы услышать внутренний голос. Мы обретаем индивидуальность, когда осмеливаемся следовать его подсказкам. Мы можем стать чужаками для тех, кто думал, что знает нас, но по-крайней мере мы больше не будем чужаками самим себе».

«Наш враг — страх нашей собственной глубины».

«Большинству из нас, чтобы излечиться, следует спросить себя, чего хочет наш спонтанный, здоровый внутренний ребёнок».

(с) Дж. Холлис «Перевал в середине пути. Как преодолеть кризис среднего возраста и найти новый смысл в жизни»

Photo by Zachary Young on Unsplash

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *